Курс валют 
$ Доллар68.98 ₽
€ Евро76.78 ₽
¥ 10 Юаней97.01 ₽
Цены на бензин
АИ9240.70 АИ8038.30
АИ9543.60 Диз.43.10
АИ9849.40 Газ19.95
Погода
+5.85
ясно
0.96м/с
Сегодня:
День мелиоратора
Международный день невинных детей - жертв агрессии

Регистрация    Войти
или
Вход в систему

восстановить пароль

 Войти через вконтакте

 Войти через одноклассники

Забыли свой пароль?
Следуйте на форму для запроса пароля.
После запроса, пароль придет вам на электронную почту указаную при регистрации.
Задать вопрос
Городские форумы
Блог о личном мнении на все происходящее вокруг, о событиях возле нас, о политике, экономике, обществе и вообще о разном.

Урал. Кольцо времен (легенды гор Кушвы и путь Ермака)



Когда говорят об Урале, в памяти часто возникает несколько ставших уже архетипичными понятий: «Расстрел царской семьи», «Гибель группы Дятлова», «Родина первого президента России Ельцина», «Криминальные группировки «Уралмаша»». В общем, сплошной негатив. И хорошо, если кто-то вспомнит хотя бы Демидовых, сказы Бажова и мартеновские печи, в которых ковалось оружие Победы...

КАМЕННЫЙ ПОЯС

А между тем Урал, конечно же, одно из самых удивительных мест нашей страны. Здесь все необычно, даже метаморфозы с названиями хребта. В старину его именовали Рифейскими или Рипейскими горами, а древние греки величали горами Гиперборейскими. У русских в средние века в ходу были иные названия: Камень, Пояс, Каменный пояс или Земной пояс.

На первой карте Русского государства — «Большом Чертеже», составленном во второй половине XVI века, Урал под названием «Большой Камень» был изображен в виде горного пояса, с которого берут начало множество рек в районе нынешней Челябинской области. Первоначально только эта часть хребта называлась Уралом, и слово это пришло из языка еще одного коренного уральского народа – башкир.

В башкирском языке топоним «Урал» осознается как весьма древний, вероятно восходящий к пратюркскому. Его следует связывать с древне-тюркским [*ör], что переводится как «высота, возвышенность». К концу XVIII века башкирское название распространилось на все горы, вытеснив старинное именование «Камень». Так Урал стал Уралом. И в тоже время остался Каменным Поясом России – в этом легко убедиться, просто глянув на карту.

Чтобы попасть в овеянные множеством легенд и реальных исторических событий места, туда, где ковался и куется до сих пор и щит, и меч нашей страны, нужно сесть в самолет в Москве и провести в воздухе всего-то чуть более двух часов, либо воспользоваться поездом, правда, тут уже поездка займет более суток. Но в любом случае вы прибудете в Екатеринбург, кстати, названный вовсе не в честь Екатерины Второй Великой, а по имени супруги Петра Первого императрицы Екатерины Первой, и дальше ваш путь будет лежать на север, в Нижний Тагил, город-кузницу, город-завод.

Здесь находится знаменитый «Уралвагонзавод», производящий танки более семидесяти лет, причем конвейерным способом. Рядом с заводской проходной, украшенной несколькими советскими орденами, стоит величественно-скромный храм Георгия Победоносца. На стене храма имеется фреска, изображающая нижнетагильские танки, штурмующие горящий Берлин. Такого нет ни в одной церкви мира. Эта своеобразная эклектика, смешение старого и нового, постоянно будут сопровождать вас, пока вы находитесь на Урале.

Вокруг Нижнего Тагила раскинулись малые и большие города, туго стянутые в единый промышленно-экономический узел. Танки, боевые машины (и среди них всемирно-известная платформа «Армата»), железнодорожные вагоны, сельхозтехника, станки, прокат, трубы различного диаметра, детали для авиационной промышленности, двигательные установки для космических аппаратов – все это производится на Среднем Урале.

Но главное богатство здешних недр – железная руда, основа основ любого машиностроения. И одно из самых известных, крупных и старинных месторождений магнитного железняка - Горноблагодатское, расположенное рядом с городом Кушвой. Это название ничего не скажет подавляющему большинству россиян, а между тем Кушва и ее окрестности – одно из самых удивительных и важных, базовых, если угодно, мест России и в географическом, и в историческом смыслах.

НЕМНОГО ИСТОРИИ

Впервые русские пришли в эти места еще в XI веке, но закрепиться на Камне у них не получилось, и только в XVI веке Урал оказался в зоне так называемой «восточной экспансии русских». Казаки из дружины легендарного Ермака Тимофеевича двинулись на восток, открывая новые земли.

Снаряженная в камских городках промышленников Строгановых дружина поднялась вверх по Чусовой, вошла в реку Межевая Утка и пошла, превозмогая течение и преодолевая перекаты, в верховья, где, по словам местных вогулов-манси, имелся волок через горы.

Проводники обманули Ермака – экспедиция уперлась в непроходимые скалы. Пришлось зимовать, а весной вновь попытать счастья, поднявшись по соседней реке Серебряной к подножью Уральских гор.

Эта попытка оказалась удачной, и, добравшись до верховьев Серебряной, казаки выволокли струги на берег и потащили их через седловину хребта на восток, встреч восходящему солнцу.

Перевалив хребет, Ермак сотоварищи пересекли границу между Европой и Азией, вступив в «земли незнаемые». После перевала они обнаружили реку Баранча, впадающую в Тагил. Это уже был бассейн Оби, и струги казаков двинулись вниз по течению. Их ждало Сибирское ханство Кучума, бои, поражения и победы.

Мало найдется на Среднем Урале мест, где не было бы Ермаковой горки, Ермаковой пещеры или Ермакова камня. Местные жители от Качканара до Невьянска уверены, что именно возле их населенного пункта казаки Ермака пересекли Уральский хребет, однако историю не перепишешь – произошло это неподалеку от Кушвы, в верховьях речек Баранча и Журавлик.

Но Ермак, говоря современным языком, только запустил процесс «прирастания России Уралом и Сибирью». По его следам в богатые и необжитые земли потянулись первопроходцы, охотники, рудознацы. Они селились рядом с местными - теми, кого Павел Бажов в своих сказах называл «старыми людьми». В основном это были манси, в старину именовавшиеся вогулами – финно-угорский народ с очень самобытной культурой. Не везде вогулы встречали пришельцев миром, случилось и стычки, и настоящие войны, но, в конце концов, на Урал пришел мир. И Демидовы.

ГОРА БЛАГОДАТНАЯ

Соратники Петра, тульские кузнецы Никита Демидов и сыновья его рассматривали Урал как свою вотчину. Они ставили заводы, основывали города и поселки, обживая дикий Уральский край. Завод на Урале – это не совсем то, что мы сейчас понимаем под этим словом. В старину завод включал в себя сразу и рудник или шахты, и доменные печи, и цеха по изготовлению из готового железа или чугуна различных изделий.

Демидовы тысячами переселяли из коренной России крепостных, загоняя их в подгорные штольни и забои, как на каторгу. Быть «под Демидовыми» означало тяжелую жизнь, адский труд и скорую смерть. Гораздо легче было положение рабочих на казенных заводах, принадлежавших государству. Именно это обстоятельство и сыграло решающую роль при открытие крупнейшего месторождения магнитного железняка возле Кушвы – горы Благодатной.



Месторождение открыл крещеный вогул Анисим Чумпин, обнаружив, что наконечники его стрел притягиваются к камням. Сын Анисима Степан долгое время скрывал от русских тайну «магнитной горы», опасаясь, что о ней прознают демидовские приказчики. В 1735 году ему удалось встретиться с государственными чиновниками из ведомства уральского губернатора В.Н. Татищева. Им он и открыл секрет местонахождения горы «из железа». Были проведены изыскания, и выяснилось, что месторождение уникальное, качество железа отменное, а запасы огромные. Степан Чумпин получил из казны 24 рубля 70 копеек – большие деньги по тем временам.

Гору назвали Благодатью, в честь правящей императрицы Анны Иоанновны (Анна по-гречески – «благодатная»), и вскоре здесь поставили казенный завод, а потом и еще несколько предприятий, объединенных в Горноблагодатский заводской округ. Вогульская деревенька Кушва стала большим поселком, а затем и городом, и к ней от самой Чусовой, с казенной пристани Ослянка, был прорублен через тайгу Горноблагодатский тракт. Фактически, хотя об этом сейчас мало кто знает, он прошел в точности по тем местам, где тащили свои струги казаки Ермака.

Сейчас эта старинная дорога, соединяющая Европу и Азию, редко оглашается шумом двигателей автомобилей – проедет лесовоз, проскачет по кочкам джип охотников или рыбаков, и вновь вековая тишина погружает столетние ели и сосны в сонную дрему.

Но двести пятьдесят лет назад по тракту днем и ночью шли обозы, везущие с заводов Горноблагодатского заводского округа пушки, якоря, цепи, другие изделия, в основном военного заказа.

Изготовленные в Кушве, Плотинке, Верхней Туре и других заводах орудия стояли на кораблях эскадры адмирала Нахимова, отражали атаки англичан и французов во время обороны Севастополя в Крымскую войну. Металл, рожденный в доменных печах из руды, добытой из самых недр Уральских гор, служил на благо всего Отечества.

Ныне гора Благодатная срыта до основания, что называется «до корней», и на ее месте зияет грандиозный котлован, гигантская, поражающая воображение воронка. Когда стоишь на краю и смотришь вниз, начинает кружиться голова. Но не только от высоты и масштаба – хотя глубина воронки около полукилометра, а ширина – почти полтора! – а от ощущения, что сама история нашей страны раскрывает перед тобой свои страницы, написанные железом, огнем и кровью.

ЕВРОПА-АЗИЯ

Если выехать из Кушвы и мимо деревни Верхняя Баранча, в старину именовавшейся просто Плотинка, мимо разрушенного храма Иоанна Предтечи и бывшего заводского пруда подняться по Горноблагодатскому тракту на перевал, можно увидеть весьма необычный памятник, а точнее, памятный знак.



Это отлитая из чугуна (на Урале все делается на века, и тут разве что дома из чугуна не льют, хотя, говорят, были попытки) часовня, установленная точно на границе между Европой и Азией. Центральная часть увенчана красивым рельефным куполом, по углам круглые колонны, тоже увенчанные маленькими куполами. Раньше они были позолочены, на шпиле сиял литой царский герб – двуглавый орел.

На обращенной к тракту стороне часовни находится литая надпись: «В память переезда через Урал Его Императорского Величества великого князя Владимира Александровича 3 августа 1868 года». Восточная стена украшена буквами «АЗIЯ», западная, соответственно – «ЕВРОПА», а на тыльной стене значится: «От золотопромышленников Среднего Урала». В гражданскую войну обелиск был разрушен, часть деталей, в частности двуглавый орел, пропали бесследно. В семидесятых годах энтузиасты из Нижне-Салдинского завода восстановили часовню.

Кто был этот великий князь, что он делал в этих глухих местах, где, кажется, еще и сейчас бродит древний вогульский страж Урала, святой старец Ойка-Нер?

Энциклопедия сообщает, что «Владимир Александрович Романов (1847-1909) – третий сын Александра II, член Государственного совета, Правительствующего Сената и Комитета Министров, генерал от инфантерии, участник русско-турецкой войны 1877–1878 годов». Еще пишут, что именно Владимир Александрович, видя нерешительность царя Николая Второго, отдал приказ стрелять по рабочим 9 января 1905 года, спровоцировав таким образом «Кровавое воскресенье».

Тогдашний визит великого князя в Сибирь и на Урал, видимо, был связан с желанием правящего дома Романовых показать подданным империи, что власть в стране сильна, помнит обо всех и посылает особ императорской крови даже в самые отдаленные уголки.

Мне почему-то представилось, как не старый еще Владимир Александрович попросил остановить карету на перевале, вышел, и, глядя в синеющие горные дали, помолчал о чем-то своем, ведомом только ему. Тут он познал то непередаваемое ощущение, которое охватывает каждого оказавшегося в уральской тайге. Краевед Ольга Кошманова назвала это чувство «взгляд в спину» и утверждает, что это хумполен, «лесной мужик» по-мансийски, смотрит на тебя из чащи. Именно хумполена или, как еще называют его манси, мэнква, «человека с деревянными зубами», некоторые исследователи называют главной причиной гибели туристов из группы Дятлова. Местные жители утверждают, что это загадочное существо и поныне живет в здешних местах.

Так или иначе, но и мы, остановившись на перевале у часовни, ощутили этот взгляд – словно сам Ойка-Нер посмотрел на нас из глубин веков и толщи каменных недр своих гор.

Но вернемся к великому князю. Долго ли он стоял, глядя в зауральские дали, или ему хватило нескольких минут – история об этом умалчивает. Камердинер подал Владимиру Александровичу рюмку водки на серебряном подносе, Великий Князь не глядя принял ее, выпил одним глотком и разбил рюмку о придорожный камень – на счастье.



А вокруг шумела вековечная уральская тайга, как шумит она и сейчас. Великий князь уехал, чтобы больше никогда сюда не возвращаться – и канул в Лету, но осталась чугунная часовня, придорожный камень, тракт, тайга и горы, равнодушные к горестям и радостям мира людей.

Наша старенькая «Нива» - а зимой только на ней и можно проехать по местным дорогам – увезла нас обратно в Кушву, где в местной библиотеке собрались на встречу с автором этих строк потомки тех, кто трудом своим создал нынешний Урал, «опорный край Державы», как сказал о нем поэт. Они и поныне трудятся в шахтах и на заводах, строят дома, любят, женятся, рожают детей, и во время свадебных гуляний обязательно приезжают на гору Благодатную – поклониться предкам. Так замыкается великое «кольцо времен», так творится история.

Сергей Волков 
Материал из газеты Оракул №8 (август)/2016

Если хочется приобщиться к огромному мировому сообществу блогеров, не стоит стесняться – заведите свой блог. Блог – это ваш электронный дневник, в который вы записываете свои мысли, планы и заметки.



Чтобы сообщить об опечатке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем. Вы момеже пройти быструю регистрацию через социальные сети вконтакте и однокласники
  • Комментарии
  • Комментарии Вконтакте
Комментарии (0)
Комментариев нет...

Добавить комментарий

Информация
Добавление комментариев разрешено только зарегестрированным пользователям.

Личные сообщения

Ваши переписки